Включить специальные возможности Включить специальные возможности

Кризис vs новые возможности

11 июня 2020 г. Алматы
Арминас Мацевичус

Что принесла КВИ для фарминдустрии.

В период пандемии и кризиса фармацевтические компании не только перестраивают свою работу в условиях новых ограничений, но и работают над поиском лекарств от COVID-19 и разработкой вакцин. О том, как коронавирус повлиял на отрасль в мире и в Казахстане, каким теперь будет фармрынок и стоит ли ожидать вторую волну заболеваемости, редакция inbusiness.kz поговорила с руководителем одной из ведущих фармацевтических компаний мира, Takeda, по региону Центральная Азия – Кавказ Арминасом Мацевичусом.

Арминас, накануне прошла международная онлайн-конференция HR PHARMA CLUB «Фарма после COVID-19: как выйти из кризиса», на которой ведущие игроки отрасли поднимали очень важные вопросы деятельности во время пандемии и после нее и в которой Вы приняли участие. Каков в целом настрой мировых лидеров фармации?

Прежде чем начать свое выступление, я провел небольшой опрос, попросив участников ответить на вопрос: «Считаете ли вы пандемию кризисом?» Большинство ответили: «Да». А 40% выбрали вариант «Обычные изменения, просто другого масштаба». Никто, кстати, не ответил «нет». Что касается меня, то я тоже считаю, что пандемия нового коронавируса повлекла за собой масштабные изменения, которые приводят к изменению организации работы. А для игроков фармотрасли это одновременно проблемы, вызовы и новые возможности. Все зависит от восприятия и подхода.

Какова же текущая ситуация в мировой фармацевтической промышленности? И чем все-таки коронавирус стал для фармацевтического бизнеса – плюсом или минусом?

Мировая фармотрасль сейчас испытывает и позитивное, и негативное влияние пандемии. Плюс, а если точнее, то новые вызовы и возможности заключаются в том, что спрос на определенные виды лекарств вырос. Это, например, витамины, иммуностимуляторы, лекарства, которые пытаются в разных схемах использовать для лечения коронавируса. Мировая фарминдустрия сегодня сплотилась для поиска эффективного лечения коронавируса. И один из показателей консолидации усилий – это созданные альянсы фармацевтических компаний, инициатором одного из которых стали мы. Сейчас уже нельзя думать местечково, нужно объединяться, иначе можно остаться одному на пустом месте и не будет того, кому можно предлагать лекарства. Это, конечно, утрированно и крайне пессимистично, но показывает возможные векторы. Поэтому процесс сплочения фармацевтических игроков сейчас идет, и появилось немало альянсов, сосредоточенных на создании вакцины, лекарств, на поиске эффективных методов лечения. В частности, наша компания ведет разработку препарата для лечения нового типа коронавируса. Получать его будут из плазмы крови.

Сегодня всех волнуют сроки появления действенных средств борьбы с коронавирусом. Если вакцина – это то, что используется для предотвращения заболевания и вакцинация в целом сегодня вызывает много вопросов в Казахстане, то с лекарством все понятнее – его очень ждут. Когда же можно ждать появления лекарства от коронавируса нового типа?

Совершенно очевидно, что быстрых результатов ожидать не стоит. Как и каждое лекарство, оно должно пройти свой путь. Но приоритет регуляторов в этой области очевиден – они очень быстро стараются принимать решения. Но мне нравится, что в погоне за сроками не теряется здравый смысл и все строится на строгом соблюдении законодательства. Это абсолютно правильно, так как, когда люди покупают лекарства, они хотят быть уверены в том, что оно поможет им вылечиться. Фармацевтической отрасли оказан большой кредит доверия, но он же оборачивается очень большим давлением. Быстрее, чем появятся новые лекарства, думаю, могут быть открыты свойства уже существующих препаратов, помогающих победить новый коронавирус. Например, наша компания одновременно с работами по созданию нового лекарства изучает вопрос о том, могут ли отдельные, уже выпущенные на рынок препараты и соединения из лекарственного портфеля компании, выступить в роли перспективных кандидатов для эффективного лечения COVID-19. Что касается совершенно новых подходов к лечению коронавируса, то на их поиск, испытания и производство, наверное, понадобится еще минимум года полтора. Потому что требования к лекарствам очень высоки и весь процесс достаточно сложный. Наши руководители по разработке вакцины предположили, что потребуется порядка 18 месяцев для того, чтобы ее получить. Я думаю, что похожие сроки и по лекарствам. Если кто-то сделает новое лекарство от коронавируса в течение одного года – это будет, наверное, прорыв в самих процессах.

Может быть, плюсов от пандемии для фармотрасли больше, если мы за их обсуждением почти забыли о минусах?

Увы, они тоже есть, и мы о них ни в коем случае не забываем. Есть такой очень важный для мировой фармацевтической отрасли фактор, как логистика. А логистическая цепочка поставки исходных материалов сейчас сильно заколебалась. И второй момент – логистические цепочки поставок сейчас имеют большую нагрузку, так как резко сократилось авиасообщение. А те самолеты, которые все-таки летают, стали в разы дороже. Если килограмм авиаперевозки раньше стоил условно $2, то сейчас он стоит $20.
Тем не менее наша стратегия заключается в непрерывном обеспечении поставок препаратов пациентам. И мы это строго отслеживаем и тщательно управляем всей глобальной цепочкой поставок – начиная от уровня запасов исходных материалов, вспомогательных веществ и сырья для производства и заканчивая поставками готовых препаратов. По нашим оценкам, каких-либо потенциальных перебоев в поставках в ближайшей перспективе из-за вспышки коронавируса не ожидается.
Если мы говорим о влиянии пандемии на отрасль, нужно понимать, что оно разностороннее. Например, фармотрасль всегда была крупным заказчиком мероприятий. Это были большие мировые конгрессы с перелетами, гостиницами и так далее и, соответственно, большими расходами. Сейчас всех этих мероприятий нет, да и в ближайшем будущем в прежнем объеме они не восстановятся. И это будет не то что экономия для фармотрасли, но и влияние на многие другие индустрии. Потому что если вспомнить, то каждую неделю что-то масштабное и глобальное происходило в нашей сфере. Наши сотрудники были как активные туристы, которые все время куда-то летают и в чем-то участвуют. Нынешняя ситуация для некоторых из них – это большой вызов, чтобы пересмотреть свою работу.
Изменилось и наше взаимодействие с врачами, ранее встречи были личными, с очными презентациями и так далее – это было привычно и естественно. Пандемия заставила перевести все контакты в виртуальную плоскость, но уже сейчас появились первые исследования мнений врачей, и они говорят о том, что смотреть вебинар – это не так плохо. Раньше наши партнеры говорили: «Ты лучше приходи и все расскажешь». А сейчас они отмечают, что новые формы взаимодействия имеют свои преимущества. Подключения к вебинарам и виртуальным видеоконференциям сегодня бьют рекорды! И не только подключения, но и рейтинг тех, кто до конца присутствует на них. Например, недавно в Казахстане неврологи организовывали конференцию по управлению болью, и на ней было более 2000 виртуальных участников. Я думаю, что в реальности собрать столько было бы совершенно невозможно.
Учитывая все это, можно прогнозировать, что каналы коммуникации, взаимодействия в корне изменятся. И это, с одной стороны, опять же хорошо, так как экономически это будет более выгодно, и мы будем меньше зависеть от человеческого фактора. А с другой – это челлендж для маркетологов и специалистов, которые должны выстраивать новые коммуникации.

Ваше видение – когда нам ждать конца эпидемии в мире и когда в Казахстане? И будет ли вторая волна заболеваемости от коронавируса?

ВОЗ дала прогноз о том, что полностью победить пандемию удастся только через четыре-пять лет. Я, как врач, думаю, что этот вирус будет теперь с нами постоянно. А карантин – мера, конечно, временная, и он нужен, чтобы научить нас дисциплине. Мы привыкли жить с гриппом – каждый год, когда грипп приходит, нужно так же, как и сейчас: надевать маски, ограничивать походы в публичные места, больше думать о своем иммунитете и соблюдать личную гигиену. Смотрите, как в некоторых странах с законопослушным менталитетом дружно надели маски. А у нас, когда я смотрю на улицу, таких в лучшем случае половина. Или как дружно там стали соблюдать социальную дистанцию. А у нас пока это не приживается. Коронавирус показал, сколько осознанности есть в каждом человеке. Я думаю, мы будем постепенно выходить из карантина, возвращаться к привычному ритму жизни. Но возобновления больших мероприятий быстро ждать не стоит. К середине лета, возможно, начнут возвращаться мероприятия среднего калибра. Но я бы туда без масок не пускал никого. Нужно строго подходить к этому.
Будет ли вторая волна или не будет… Я бы, как медик, сказал, что существующая волна не исчезнет. Потому что вирус все-таки будет жить и передаваться, и от нас зависит, насколько эффективно мы сумеем от него защищаться. В ближайшие два года это будет одним из главных вызовов – как с ним жить, как не заболеть, а для фармотрасли – и как с ним бороться и побеждать.

Источник: Inbusiness.kz